Make your own free website on Tripod.com
О ВРЕМЕНИ ПОЯВЛЕНИЯ АЛАНОВ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И ИХ ПРОИСХОЖДЕНИИ
А. Скрипкин

О времени появления аланов в Причерноморье и на Кавказе

(1. Обзор литературы)

Проблема появления аланов в Причерноморье и на Кавказе рассматривается исследователями обычно в зависимости от тех концепций, которых они придерживаются в отношении их происхождения. Сторонники местного происхождения аланов, их вызревания в среде ираноязычных кочевников, обитавших в степях к северу от Кавказа еще до нашей эры, соответственно считают, что предки аланов появились здесь задолго до того момента, когда они попали в поле зрения античных авторов. Те же, кто придерживается мнения о том, что сложение аланского этноса произошло в других местах и что в Причерноморье и на Северном Кавказе аланы появляются как новая политическая сила, полагают, что начало их упоминания в письменных источниках и реальное их появление здесь не столько сильно различаются по времени.

В доказательствах времени появления аланов, кроме письменных источников, часто используются и археологические данные. В работах археологического плана не раз поднимался вопрос о связи отдельных типов погребальных памятников или конкретных памятников с ранними аланами. Дата этих памятников должна была определять и время их появления.

Очень остро вопрос о времени появления аланов ставился кавказоведами, поскольку аланы считаются предками одного из современных кавказских народов — осетин. Один из основоположников этой концепции, В.Ф. Миллер, относил это событие к I в. н.э., считая, что уже в то время аланы были достаточно сильны и были способны оказывать существенное влияние на кавказские и закавказские события (Миллер В., 1887, с.50).

То, что аланы письменными источниками начинают фиксироваться в I н.э., ни у кого не вызывает сомнения. Споры возникают тогда, когда исследователи начинают определять более точную дату в рамках этого века или когда пытаются выяснить время появления аланов на какой-либо территории.

В начале 1960-х гг. попытку уточнить время появления аланов на Северном Кавказе предпринял В.Б. Виноградов. Рассматривая события, происходившие в этом регионе в I в. н.э., он пришел к выводу, что аланы здесь появляются сразу же после так называемой сирако-аорской войны 49 г., описанной Тацитом. Он считал, что в письменных источниках вплоть до 50-х годов I в. н.э. аланы не упоминаются. В закавказских же событиях 35 г. и северо-кавказских 49 г. основными действующими лицами были аорсы и сираки, которые постоянно выступали друг против друга. Возражая грузинскому исследователю В.Н. Гамрекели, который относил появление аланов на Северном Кавказе ко II в. н.э., В.Б. Виноградов отмечал, что как раз после победы аорсов и их коaлиции над сираками, ранее господствовавшим в этих местах, сложилась благоприятная обстановка для появления здесь аланов, как части аорского племенного объединения (Виноградов В.Б., 1963, с.160-165). Надо отметить, что археологический материал, используемый им для поддержки данной версии, происходил с Северо-Восточного Кавказа.

После выхода в свет книги В.Б. Виноградова в журнале «Советская археология» на нее появились две рецензии — В.А. Кузнецова и Б.Н. Гракова. В.А. Кузнецов, назвав интересной мысль В.Б. Виноградова о появлении аланов в Центральном Предкавказье после войны между сираками и аорсами в 49 г., вместе с тем высказал сомнение в правомочности распространения этих событий, имевших место в Прикубанье, на территорию Центрального и Северо-Восточного Кавказа (Кузнецов В.А., 1964, с.233). Б.Н.Граков в вопросе о времени появлении аланов высказал несогласие с В.Б.Виноградовым. Он полагал, что утверждение аланов на Северо-Восточном Кавказе происходит несколько позже, не раньше 70-го г., но и в это время Иосиф Флавий помещает их на Дону, а не на Кавказе (Граков Б.Н., 1964, с.337,340).

Идея В.Б. Виноградова была поддержана Б.А. Раевым, а впоследствии и автором этой статьи. Б.А. Раев, определяя время появления аланов на Дону, отмечал, что достаточно известными они становятся с 3-й четверти I в. н.э. Пытаясь установить более узкий хронологический коридор, в котором здесь могли появиться аланы, он обратил внимание на факт, что античные авторы никогда не смешивали аланов с сарматами, а поэтому мнение некоторых исследователей об участии в иберо-парфянском конфликте 35 г. н.э. аланов, описанном Иосифом Флавием, не может быть принято безоговорочно, так как Тацит, рассказывая о тех же событиях, говорит о приходе с севера сарматов. Кроме того, участие в событиях 35 г, аланов маловероятно еще и потому, что в сирако-аорской войне 49 г., охватившей значительную часть северокавказских территорий, они не упоминаются. Это, по мнению Б.А.Раева, довольно странно, так как, являясь значительной политической силой, какой они представлены в закавказских событиях 35 г., аланы не остались бы непричастными к разгоревшемуся более позднему конфликту на тех землях, которые они в определенной степени должны были контролировать. К тому же противоборствующие стороны попытались привлечь в качестве своих союзников наиболее влиятельные силы в этом регионе, но, как известно, таковыми оказались сираки и аорсы, известные здесь еще по данным Страбона. Вслед за В.Б. Виноградовым Б.А. Раев приходит к выводу, что аланы на Северном Кавказе появляются после событий 49 г., раньше этого времени, по его мнению, они не могли появиться и на Нижнем Дону. Верхней датой прихода сюда аланов он считал 65 г., не позже которого их фиксирует на Дунае Сенека. Таким образом, по Б.А.Раеву, аланы на Нижнем Дону должны были появиться в период между 49 и 65 гг. (Раев Б.А., 1979, с.13-15; 1986, с.61,62).

Вопрос о времени появления аланов в европейских степях и на Кавказе постоянно был в центре внимания известного специалиста по аланской проблематике Ю.С. Гаглойти. В отличие от предшествующих авторов он относил выход аланов на историческую арену к более раннему времени. Так, рассматривая события 35 г., связанные с иберо-албано-парфянским конфликтом, он полагал, что нет никаких сомнений в том, что в них приняли участие аланы. Несмотря на разночтения в источниках, Иосиф Флавий в этих событиях упоминает скифов, а Тацит — сарматов, по мнению Ю.С. Гаглойти, в том и другом случаях под этими именами скрываются аланы. В более ранних своих работах он пользовался текстом «Иудейских древностей» Иосифа Флавия в латинском переводе, где в известном пассаже упоминаются скифы. О том, что в этих скифах следует видеть аланов, он в большей степени полагался на мнение таких авторитетов, как В. де Сент-Мартин, Э. Шерпантье, М.И. Ростовцев и некоторых других (Гаглойти Ю.С, 1966. с.50-55).

Однако М.И. Ростовцев, например, в отличие от Ю.С. Гаглойти не так уверенно утверждал о появлении аланов в 35 г. В одной из своих работ он говорил о возможном упоминании аланов в это время (Ростовцев М.И., 1993, с.92), в другой, отметив ранние упоминания об аланах у ряда античных авторов, он в то же время подчеркнул, что Помпоний Мела, описавший, в частности, районы вблизи Меотиды и который, как известно, закончил свой труд в 40-е гг. I в. н.э., аланов не знает (Ростовцев М.И., 1925, с.60).

В недавно вышедшей статье Ю.С. Гаглойти впервые упоминает о другом — греческом оригинале текста «Иудейских древностей» в издании Б. Низе, где в событиях, приуроченных к 35 г., вместо скифов фигурируют аланы. Однако, судя по ссылке, эта информация получена им не из оригинала, а из вторых рук (Гаглойти Ю.С., 1995, с.48).

В принципе Ю.С. Гаглойти 35 г. не считает самой ранней датой, имеющей отношение к аланам. Он не исключал возможного участия аланов в Митридатовых войнах, по крайней мере, во время закавказского похода Помпея в 66-65 гг. до н.э., ссылаясь на упоминания аланов в этих событиях у Лукана и Аммиана Марцеллина (Гаглойти Ю.С., 1966, с.81).

По мнению Ю.С. Гаглойти, аланы являлись довольно древним населением в восточноевропейских степях, освоенных сарматами. Он придерживается мнения, высказывавшегося ранее и другими исследователями, что, например, этноним «роксоланы» является разновидностью названия аланов и что его следует интерпретировать как «светлые аланы» (Гаглойти Ю.С., 1995, с.56). Как известно, народ под именем «роксоланы» в письменных источниках, в том числе и эпиграфических, начинает упоминаться в северопричерноморских событиях с конца II в. до н.э. (Страбон, VII, 3,17; Симоненко А.В., 1993, с.107-112). Кроме того, и этноним «языги» Ю.С.Гаглойти рассматривает как еще одну разновидность названия все тех же аланов (Гаглойти Ю.С., 1995, с.50). Если принять последний тезис и учесть возможную генетическую связь языгов с язаматами (яксаматами, иксибатами), против чего, как кажется, не возражает и сам Ю.С. Гаглойти, то местные истоки аланов должны уходить к началу скифской эпохи, поскольку язаматы упоминаются уже у Гекатея, писавшего в конце VI в. до н.э. (Каменецкий И.С., 1971, с. 165-170; Виноградов В.Б., 1974, с.153-160).

Вообще взгляды Ю.С. Гаглойти на проблему происхождения и появления аланов на исторической арене, изложенные им еще в 1-й половине 1960-х гг., не претерпели особых изменений вплоть до последнего времени. Он считал раньше и продолжает считать сейчас, что аланы сформировались на основе родственных сармато-массагетских племен в восточноевропейском регионе языгов, роксоланов, аорсов, сираков. В появлении аланов на Северном Кавказе особая роль отводится им аорсам, с которыми также якобы генетически были связаны аланы, поэтому аланы появляются здесь в лице аорсов задолго до того, как они попали на страницы сочинений античных авторов. Впоследствии аланы становятся во главе племенного объединения и занимают господствующее положение, после чего в источниках исчезают упоминания об аор-сах и сираках, но сохраняются такие названия, как языги и роксоланы как разновидности наименования аланов (Гаглойти Ю.С., 1964, с.15).

Близкую Ю.С. Гаглойти позицию в вопросе об участии аланов в событиях 35 г. как первого упоминания о них в письменных источниках занял и известный кавказовед В.А. Кузнецов. Он считал, что в сарматах Тацита, как впрочем и скифах Иосифа Флавия, выступивших против парфян, следует видеть аланов, которые в то время могли быть и аорсами, и сираками, полагая, что аорсы и сираки являлись одной из этнических основ, на которой сформировались аланы (Кузнецов В.А., 1992, с.45). Однако, точка зрения В.А. Кузнецова на древность аланского этноса в Европе в целом отличается от взглядов на эту проблему Ю.С. Гаглойти, так как он отводил важную роль в формировании аланов среднеазиатским массагетам, расселившихся, по его мнению, на рубеже эр вплоть до Северного Кавказа. Таким образом, последний тезис как будто свидетельствует о том, что говорить об аланах в какой-либо их ипостаси в Европе раньше этой даты не приходится.

В последнее время по интересующей нас теме появился ряд статей С.М. Перевалова. Он специально обратился к вопросу о первом упоминании аланов в сочинениях Иосифа Флавия «Иудейские древности», отметив односторонний подход большинства отечественных исследователей к наследию этого автора. Как это ни парадоксально, но С.М. Перевалов первый, кто в нашей литературе достаточно подробно рассмотрел проблему, связанную с существованием двух вариантов издания «Иудейских древностей» на греческом и латинском языках, причем латинский вариант является переводом с греческого оригинала. В греческом варианте «Древностей» в событиях 35 г. указываются аланы, правда, в этом месте текст оказался испорченным и слово «аланы» стоит не в том падеже, в котором должно быть. Многие же наши исследователи, в том числе и автор данной статьи, пользовались ставшим традиционным для нас изданием переводов греческих и латинских авторов, предпринятым еще в конце XIX в. В.В. Латышевым. Фрагменты из «Иудейских древностей» в этом издании были даны по латинскому варианту текста с конъектурой «скифы» в интересующем нас месте. Наиболее предпочтительным, по мнению С.М. Перевалова, является греческий вариант «Древностей» уже потому, что он является оригиналом (Перевалов С.М., 1998, с. 96,97).

На этом основании С.М. Перевалов склонен считать, что в кавказских событиях 35 г. приняли участие аланы. Кроме их упоминания в греческой редакции «Иудейских древностей», он для поддержки своей точки зрения привлекает данные Тацита, в частности о том, что упомянутые этим автором в конфликте 35 г. сарматы не могут быть ни аорсами, ни сираками, как это считали ранее некоторые авторы. Это его мнение основано на том, что Тацит нигде не называет эти племена сарматами, следовательно, под этими сарматами должно скрываться какое-то другое племенное объединение, вероятнее всего, аланы. Далее С.М. Перевалов полагает, что территориально аорсы и сираки с того момента, когда они были описаны Страбоном, ко времени иберо-парфянского конфликта 35 г. значительно сместились к западу, что следует из описания Тацитом сирако-аорс-кой войны 49 г., события которой охватили часть территории Кубани и Приазовья, а земли по соседству с Дарьяльским и Дербенским проходами могли занять те сарматы, которые в 35 г. выступили союзниками как иберов, так и парфян. В пользу аланской версии в событиях 35 г., по мнению С.М. Перевалова, свидетельствует и разница в политической организации с одной стороны сарматов Тацита, а с другой — аорсов и сираков. Во главе последних стояли цари, о чем есть данные у Страбона и того же Тацита. Кроме того, С.М. Перевалов ссылается на возможную конъектуру К. Мюллера в рассказе Диодора об Арифарне как царе сираков. Сарматов же Тацита в 35 г. возглавляли скептухи, стоявшие рангом ниже аорс-ких и сиракских царей, но действовавшие вполне самостоятельно. С.М. Перевалов предлагает видеть в них аланов, которые, вне зависимости от версии их происхождения, начинают оформляться в самостоятельную политическую силу. И последнее: аланов, как считает С.М. Перевалов, отличала и новая тактика ведения боя, особенностями которой являлись лобовая атака конных воинов, защищенных панцирями и использующими пики и длинные мечи. Такая манера ведения боя была описана Флавием Аррианом и названа «алано-сарматской», а впервые, по состоянию источников, она была применена все в том же 35 г. сарматами против парфян, что еще раз подтверждает аланскую версию в данных событиях (Перевалов С.М., 2000, с.203-210).

Мнение о довольно раннем знакомстве римлян с аланами было высказано М.Б. Щукиным. Он полагал, что некоторые сведения об аланах они получали еще со времени Августа или, точнее, с конца его жизни, а во времена Нерона римляне уже достаточно хорошо были осведомлены о них (Щукин М.Б., 1992, с. 118; 1994, с.209). Правда, развернутого доказательства появления информации в Риме об аланах в столь раннее время он не приводит, указав лишь на то, что Валерий Флакк, пересказывая миф об ар-ганавтах его ученикам, внукам Августа, упоминает на Кавказе аланов. Но этот рассказ Валерия Флака мог состояться только во 2-й половине I в. н.э., когда, собственно, и жил этот автор. Август, как известно, умер в 14 г. н.э. Таким образом, Валерий Флакк мог отразить состояние дел ближе к своему времени, когда аланы были уже у многих на слуху.

[Previous] [Next]
[Back to Index]